Совместный проект Кавказского Узла и Правовой инициативы

ЕСПЧ признал нарушение избирательных прав граждан в Конституции РФ

Big new4
Зал суда в Европейском суде по правам человека, Страсбург. Фото http://commons.wikimedia.org/

Европейский суд по правам человека в ходе рассмотрения дела «Анчугов и Гладков против России» постановил, что лишение российских заключенных избирательных прав является несправедливым. В постановлении Страсбургского суда говорится, что положения части 3 статьи 32 Конституции РФ, согласно которым граждане, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не имеют права избирать органы государственной власти, нарушает статью 3 Протокола № 1 к Европейской конвенции, гарантирующую право на свободные выборы.

Заявители по данному делу — Сергей Анчугов и Владимир Гладков — были осуждены к лишению свободы. Отбывая наказание, заявители не смогли принять участие в парламентских выборах 2003 и 2007 годов. Не могли заключенные участвовать и в президентских выборах 2000, 2004 и 2008 годов. Гладков также не смог проголосовать на дополнительных парламентских выборах в избирательном округе по его месту жительства в декабре 2004 года. Конституционный суд России неоднократно отклонял жалобы обоих заключенных. Гладков также пытался жаловаться на избирательные комиссии различного уровня, но безуспешно.

Российские власти ссылались на то, что запрет голосования осужденными представляет собой российскую традицию, восходящую к началу XIX века. Однако Европейский Суд по правам человека указал, что право избирать — это не привилегия. В XXI веке в демократическом государстве должна действовать презумпция в пользу права лица избирать. По мнению Европейского Суда по правам человека, в свете современной пенитенциарной политики и сегодняшних стандартов прав человека столь универсальный запрет избирать органы государственной власти должен иметь веские и убедительные основания, которые властями государства-ответчика не названы. 

Страсбургский Суд также не согласился с аргументом властей Российской Федерации о том, что запрет, сформулированный в части 3 статьи 32 Конституции РФ, касается лишь ограниченного числа российских граждан, указав, что, по его мнению, 734300 человек, отбывающих наказание, затронутых указанным ограничением, — а эта цифра властями не оспаривалась, — это значительное число. 

В ответ на аргументы властей о том, что изменение Конституции РФ — это сложная процедура, Европейский Суд по правам человека указал, что способ исправления выявленного нарушения остается на усмотрение государства-ответчика, находясь при этом под надзором Комитета Министров Совета Европы. И государство вполне может прибегнуть с этой целью к тому или иному «политическому процессу» или истолковать — посредством, в первую очередь, Конституционного Суда РФ — российскую Конституцию соответствующим образом.