Совместный проект Кавказского Узла и Правовой инициативы

Россия признана ЕСПЧ виновной в нарушении права на уважение частной и семейной жизни

Big new3
Сотрудник правоохранительных органов. Фото http://nac.gov.ru/

По информации «Кавказского узла» Российская Федерация была признана виновной Европейским Судом по правам человека в похищении Беслана Байсултанова 7 мая 2000 г. в селении Кен-Юрт в Чечне.

Житель поселка Кен-Юрт, Республика Чечня, Беслан Байсултанов был похищен группой вооруженных лиц ночью 7 мая 2000 г. во время комендантского часа и отправлен в местный ВОВД (временный отдел внутренних дел) для проверки. Заявители — мать Тумиша Байсултанова и сестры Зара и Зулай, а также Зара Джамалдинова — больше его не видели. Представители органов внутренних дел заявляли родственникам о том, что не располагают никакой информацией о местонахождении Беслана.

Заявители жаловались в ЕСПЧ на то, что внутренние средства правовой защиты были исчерпаны, и расследование преступления велось неэффективно.

Как отмечает «Правовая инициатива», по мнению Европейского Суда Беслан Байсултанов умер после его задержания. Государство нарушило ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на жизнь), т.к. ответчик не смог обосновать причинение смерти. Неоднократные приостановки расследования, в отсутствие важнейших следственных действий, не имеют, по мнению Суда, оправдания. Расследование должно быть признано неэффективным, что составляет нарушение ст. 2 Конвенции в ее процедурном аспекте. Кроме того, Байсултанов содержался в неизвестном месте без ограничений, предусмотренных ст. 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), что является чрезвычайно серьезным нарушением этого положения. Для родственников похищенного его необъяснимое исчезновение и очевидно неэффективные поиски доставили немало душевных страданий, в нарушение ст. 3 Конвенции (запрет пыток и бесчеловечного обращения). Также Суд подчеркивает, что неэффективность расследования подрывает возможность использования иных, в том числе и гражданских, средств правовой защиты. Поэтому имело место нарушение ст. 13 Конвенции (право на эффективное средство правовой защиты), в контексте ст. 2 и 3 Конвенции.

Суд постановил выплатить заявителям 60 000 евро компенсации морального вреда и 4000 евро на судебные расходы.